Сайт «Евразия эксперт» взял интервью у бывшего дипломата, директора Центра исследований Афганистана в Германии Азиза Арианфара, в котором политик проталкивает идею о том, что якобы региональная интеграция в Центральной Азии бесперспективна без участия внешних игроков. Вряд ли случайно появление данной беседы, ведь сама мысль о том, что регион Средней Азии может обойтись без поддержки внешних сил, напрягает всех крупных игроков.

Афганец с иранскими корнями учился на геолога, вполне пригодился бы на исторической родине в период роста интереса к богатым недрам афганских гор. Однако Азиз предпочитает возделывать ниву геополитики, при этом его предпочтения принадлежат Ирану.

Рабочая встреча глав государств Средней Азии, проведенная в Астане, всколыхнула Россию, порадовала США, не вызвала реакции у Китая, теперь делается попытка показать скептицизм Германии устами афганца с иранской душой. Приезд на конференцию в Ташкент государственного министра иностранных дел Индии Мобашара Джавада Акбара показал, что Индия тоже не прочь оказывать влияние на регион.

Не исключено, что Азиз Арианфар поспешил дать интервью с той целью, чтобы закрепить в нем скептицизм к теме интеграции в Средней Азии, который постарался заложить на встрече в Ашхабаде иранский лидер. И не обязательно ему делать это по заданию главы Ирана. Персы солидарны без всяких финансовых вливаний, хотя деньги тоже любят, как все азиаты.

Свою иранскую ориентацию Арианфар показывает с предельной осторожностью: «Единственная страна, которая может их быстро соединить с теплыми морями, – это Иран. Но по ряду обстоятельств они не могут войти в стратегические отношения с Ираном – в первую очередь из-за США, которые агрессивно настроены против тех стран, которые тесно сотрудничают с Ираном. Также есть и фактор Саудовской Аравии, которая не заинтересована в расширении влияния Ирана».

В принципе, наличие симпатий к Ирану у значительной части элиты в Афганистане неудивительно. Ведь в то время, как США занимались тем, что обучали афганскую армию воевать, Иран финансировал правительство в Кабуле, не забывая подкармливать и оппозицию.

Поэтому, когда говорят, что ИГИЛ появился на севере Афганистана случайно, это лукавство и лицемерие. Ну, не могли боевики прорыть тоннель под Ираном с территории Сирии, они могли только пролететь над ним или проехать по земле. Оба варианта могли осуществиться только при согласии на них властей Тегерана.

Одна из возможных причин интереса Ирана в дестабилизации Афганистана лежит в плоскости газопровода ТАПИ. Иран сам проталкивает идею газопровода ИПИ через Пакистан в Индию, поэтому конкурент ему вряд ли нужен. Увидев, что США лоббируют ТАПИ, в Тегеране могли махнуть рукой на Афганистан. Мол, не доставайся ты никому, если нам не светит провести трубу!

Вот как рассуждает Арианфар: «Сейчас сложно говорить о какой-то новой интеграционной структуре ЦА. Создание, например, военного союза пяти стран ЦА не представляется возможным без России. Интеграционное экономическое объединение без Китая и России тоже выглядит бесперспективным из-за финансового положения стран региона».

Во-первых, на встрече в Астане речи о создании военного союза и не велось. Никто не оспаривает у России роль «военного зонтика», хотя пример Сирии не вызывает оптимизма. Никому не хочется, чтобы его страну сначала разбомбили, а после этого забрасывали с самолетов гуманитарной едой. Кто эту еду поедать будет?

В роли финансового спонсора Россия тоже смотрится неубедительно, хотя Арианфар повторяет слова главы МИД РФ о том, что страна вложила 20 миллиардов в Среднюю Азию. Наверное, он подсчитал зарплаты трудовых мигрантов за все годы после развала СССР. Китай выглядит впечатляюще, но в то же время возникают опасения в последующем экономическом рабстве.

Именно наличие на геополитическом поле Средней Азии кроме РФ, КНР, США и ЕС других игроков внушает надежды на то, что великаны не будут топтать границы молодых государств. Речь о региональных игроках – Индии, Пакистане, Иране, Саудовской Аравии, Турции, Корее, Японии.

С одной стороны, выглядит несерьезно претензия на геополитическое лидерство стран, лишь недавно получивших государственность – Пакистана, Индии. Корее бы разобраться с КНДР на полуострове, а Япония рискует после очередного цунами вообще остаться под водами Тихого океана. Турция тоже сейчас борется за выживание в битве с курдами, ей не до амбиций. Остаются Иран и Саудовская Аравия. Старая песня о противостоянии суннитского Турана с шиитским Ираном приобретает новое звучание.

Помнится, на пике мирового финансового кризиса Китай выдержал эти шторма во многом благодаря тому, что устремил взоры на внутренний рынок. Так вот мизерные объемы взаимной торговли между странами Средней Азии и являются тем локомотивом, который может вытащить регион из кризиса. И здесь нужны точный экономический расчет и твердая политическая воля.

Эксперт охотно каркает во все воронье горло о том, что сближение между странами Средней Азии обречено на провал: «Можно сказать, что очень многие проблемы в двусторонних отношениях будут решены. Но что касается многосторонних отношений, то создание региональных проектов с участием только пяти стран региона – дело неперспективное».

Недаром говорят, что нет пророка в своем Отечестве. Азиз Арианфар не справился с ролью посла Афганистана в Казахстане, зато думает, что сильно преуспел в своем Центре исследований Афганистана в Германии. Франкфурт-на-Майне рукоплещет этому господину, не сумевшему наладить мирную жизнь в своей стране, но смеющему поучать этому страны Средней Азии.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.