США, Китай или Россия?

1 октября этого года парламент Республики Таджикистан ратифицировал договор о пребывании российской 201-й военной базы на территории республики. Насколько политически взвешенным и обоснованным является этот договор?

В настоящее время, на мировой внешнеполитической арене ведется борьба крупнейших держав за влияние в среднеазиатском регионе. С одной стороны, Центральная Азия, являясь регионом, богатым залежами ценных ископаемых и энергоресурсов, представляет для этих стран немало возможностей в реализации своих экономических, политических и военно-стратегических интересов, с другой стороны, считается одним из проблемных регионов мира. Угроза мирового терроризма, связываемая с исламскими радикальными организациями, производство и экспорт наркотиков, нестабильная политическая ситуация, активность сепаратистских и экстремистских настроений в обществе – это не самый полный перечень существующих в Центральной Азии проблем.

В регионе существует несколько «полюсов» прилагающих свои усилия к упрочению своих позиций в регионе. Так, западные страны под девизом обеспечения собственной безопасности, провозглашая идеалы демократии и свободы, активно включаются во все процессы, происходящие в среднеазиатском регионе: занимаются филантропией, помогают неправительственным организациям, раздают гранты и т.д.

На первый взгляд трудно объяснить столь рьяный альтруизм. Если с точки зрения военно-стратегических интересов, деятельность западных стран в регионе достаточно объяснима, то политическая и экономическая составляющая их интересов трудно просматривается. Подкупая политические элиты среднеазиатских государств для размещения военных баз, западные страны решают задачи по радио-электронной разведке в регионе и созданию угрозы для китайских и российских ядерных арсеналов со стороны американской тактической авиации. Так происходило в Киргизской Республике, так происходит сейчас в Узбекистане.

Напротив, очевидно, что политические и экономические дивиденды этих усилий достаточно малы. Руководители стран региона, сознавая бесперспективность выстраивания однополярного сотрудничества с западом и признавая выгоду от интеграционных процессов в рамках СНГ, ШОС и ОДКБ, стремятся использовать западных «партнеров» как бесплатную кормушку. Таким образом, запад стоит перед фактом, что ему поздно усиливать свое влияние, а  уже пора ослаблять влияние конкурентов, саботируя их политические и экономические проекты. Выходит, в поиске ответа на вопрос о выгодах деятельности США и их западных союзников приходится поверить, что любой вызов стабильности региона выходит им «на руку». Оправдывая свое присутствие заботой о национальной безопасности и филантропией, с одной стороны, им выгодно спонсирование оппозиционных и сепаратистских организаций для нагнетания внутриполитической напряженности в странах Центральной Азии с другой. Явной иллюстрацией двуличной роли США служит ситуация вокруг Афганистана, в 2014 году американские войска выйдут из исламской республики, оставив ее в состоянии гражданской война, а Центральную Азию – перед перспективами к которой эта война может привести. Развязав войну, США оставила ношу заканчивать ее среднеазиатским республикам, России и КНР.

Вторым «полюсом силы» в регионе является Китай. Он ведет иную политику, его основные усилия направлены на осуществление экономических проектов. При всей созидательной роли Поднебесной в Центральной Азии, нужно понимать всю односторонность начатого ею процесса. Китай является основным исполнителем крупных инфраструктурных проектов в регионе, но если описать созидательный процесс в общих чертах, то видно, что он сродни игре в одни ворота. Фактически, Китай дает получателю кредит, на который китайские рабочие из китайских материалов строят дорогу, а заказчику остается государственный долг без экономического роста и падения показателей безработицы. Выходит, китайской сотрудничество намного выгоднее КНР, чем среднеазиатским странам.

Безусловно, здравый смысл заставляет КНР обеспечивать безопасность своих капиталовложений, потому он заинтересован в стабильности региона. Однако, как показывают события последних лет, на данном этапе развития Китай не способен оказать союзникам военную помощь: его армия находится в процессе  перевооружения и не имеет сколь-нибудь серьезного опыта боевых действий. В настоящий момент руководство Китая еще не готово отвечать за безопасность региона, а военно-политическая ситуация уже бросает ей вызовы.

Третьим крупным игроком в регионе является Россия. Многие эксперты критикуют политику Москвы в отношении своих среднеазиатских партнеров. Противники сближения с Россией боятся потери экономической и политической независимости своих стран и обвиняют РФ в империализме. В действительности, у России, как у потенциального партнера, хватает недостатков: политическая власть в стране выстроена по «вертикальному» принципу, чиновники погрязли в коррупции и бюрократии, силовые структуры устраивают произвол, а экономика ориентирована на экспорт сырьевых ресурсов и в целом, по своей мощи, не способна тягаться с первыми экономиками мира: США и КНР. Кроме того, пережив развал советского общества, современный российский социум находится в поиске новой национальной идеи и это «брожение ума» порождает русский национализм. Эта проблема все чаще встает перед властью страны. Учитывая, что в России находится более 4 миллионов трудовых эмигрантов из Центральной Азии ситуация приобретает угрожающие черты.

Отрицать эти проблемы было бы глупо. Однако и противники, и сторонники России признают, что для РФ безопасность Центральной Азии не является каким-то абстрактным условием соблюдения мирового равновесия сил, а есть задача, граничащая с непосредственной, прямой угрозой ее южным границам. Это обусловлено геополитическими реалиями: РФ не находится за океаном как США и не отгорожена горными цепями с легко контролируемыми перевалами как КНР. Заинтересованность в безопасности южных соседей, в том числе, объясняет стремление России к развитию и экономической самостоятельности среднеазиатских стран. Таким образом, интерес РФ к партнерству с Центральной Азией очевиден и для развития сотрудничества Москва прилагает много усилий.

Следствием этих усилий является создание Объединенной системы ПВО стран СНГ, обеспечивающая охрану границ государств Содружества в воздушном пространстве. Кроме того, созданы Евроазиатское экономическое содружество (ЕврАзЭс), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), а так же подписан договор о коллективной безопасности (ОДКБ). Для своих союзников, Киргизии и Таджикистана, в 2014 году Москва поставит вооружение на сумму более 2 млрд долларов США. И множество экономических проектов, таких как разработка месторождения Сарыкамыш, где бурение скважины «Шахринав-1п» было завершено на рекордной для Средней Азии отметке — 6450 метров. Сумма инвестиций России в геологоразведку на лицензионных площадях Таджикистана уже составила более 175 млн долларов США. Очевидно, что у Таджикистана нет своих ресурсов, кадров и технологий, чтобы реализовывать подобные проекты самостоятельно.

Таким образом, при всех видимых недостатках у России есть один большой плюс – она действительно заинтересована в сотрудничестве с республиками Центральной Азии в общем, и с Таджикистаном, в частности, и многое для этого делает.

Оставьте первый комментарий

Напишите свой комментарий