«Сам то отслужил?». Хронология. Часть 5

 

50Нус, продолжу свои нелестные рассказы о своей службе в армии.

Стоит отметить, что какой бы тяжелой не была служба в сегодняшней армии Таджикистана, самым тяжелым периодом являются первые два месяца службы, а точнее нахождение в так называемом «карантине». Но при этом этот период является самым безопасным для новобранцев, так как на 200-250 новобранцев приходится только человек 20 старослужащих, выбранных среди более или менее адекватных солдат и сержанотов, которые будут учить вас азам военной службы, которые вам якобы понадобятся в дальнейшей службе в армии.

Все эти «азы» службы по мнению вышеупомянутых сержантов заключаются в умении хорошо маршировать. Другому вы от них вряд ли научитесь, потому что редко кто из них нормально разбирается в Тактико-технических характеристиках (ТТХ) оружия, стратегиях и тактиках ведения боя и прочих премудростях, в которых даже не каждый офицер хоть что-то смыслит, к сожалению.

В «карантине» вы пробудете до принятия присяги и перевода уже в роты, где и непосредственно будет проходить ваша служба. За это время вас будут учить шагать! Методы разные: будете по несколько часов под палящим солнцем стоять по стойке смирно; с поднятой ногой, несогнутой в колене и с камешком на носке; шагая взад-вперед по одиночке или всей ротой; продолжать эти занятия с утра после завтрака и до вечера до ужина, а иногда и после него; и лишь с небольшими перерывами для работы в «классах», которые состоят из заучивания наизусть отрывков из Устава внутренней службы Вооруженных сил Республики Таджикистан, гимна страны и естественно текста присяги или же разбора воинских званий. Но в большей части всё время вы проведете на плацу — большой площадке в центре воинской части, где проходят маршировки.

Со стороны всегда кажется красивым, когда смотришь как солдатики маршируют одинаково и ритмично, однако, процесс подготовки требует не столько физических нагрузок, сколько психологической стойкости. И стойкости не новобранца, а именно того сержанского состава, который учит новобранцев шагать. В процессе обучения попадаются настолько тупые и упрямые новобранцы, что не понимают даже элементарных слов и понятий. Тут естественным барьером является также и языковой барьер. В Таджикистане живет не мало узбекоязычного населения, которые кроме своего родного языка никакого другого не понимают. Им тяжелее всего учиться и их тяжелее всего учить. Вот и невыдерживают некоторые «учителя» и тут появляются факты дедовщины. Не знаю как в других частях, но в той части, в которой прошел мой «карантин», особо жестоких фактов я не могу назвать. Наверное мне повезло, а может и действительно ситуация с дедовщиной и внеуставными отношениями намого улучшилась. Многие старослужащие «жаловались» нам, что во времена их карантина бывали и такие случаи, когда об их головы табуретки ломали, а они теперь не могут «отыграться» на нас, потому что и контроль со стороны минобороны и военной прокуратуры усилился по этому вопросу, да и в нашем «призыве» оказывается всё больше и больше «крыс» («козлов», «стукачей») той же самой военной прокуратуры. Доказательством этого они считали увеличивающееся число фактов привлечения старослужащих к уголовной ответственности за внеуставные отношения.

Таким образом, в прошлое уходят такие проявления дедовщины как избиения новобранцев; построение «поездов» из «духов», когда новобранцев заставляли гудеть как паровоз и друг за дружком ползать под кроватями; разбивания табуреток об их головы, из-за чего было не мало сотрясений мозга и прочих травм и очень серьёзных в том числе; так называемые ритуалы «шашакзани», когда уже по истечении первых шести месяцев службы каждый дембель роты бил по 6 раз солдата по мягкому месту своей бляхой и прочее. Остались только более или менее безобидные вещи как «цветение цветка» («Гул шукуфт»), когда заставляют новобранца сложить кончики пальцев в виде «бутона» и бьют по ним бляхой ремня и в зависимости от того, из какого региона прибыл новобранец он после удара должен дунуть на свой «бутон» и раскрыть его со словами «Цветок _____ (такого то региона) расцвел» (например, гули Кулоб (Ашт, Худжанд) шукуфт!), естественно остались такие вещи как команды «Упор лежа принять!», присидания по 100-200 и более раз и другие физические упражнения, которые больше используются в виде наказания, нежели чем в виде физической закалки.

Вот так и проходят первые два месяца карантина вплоть до дня принятия присяги, после чего примерно дней через 7-10 после нее новобранцев окончательно рапределяют по ротам, их которых состоит воинская часть.

Почти каждый день, когда ты проводишь на плацу, упражняясь в марше или выучивая наизусть свои обязанности солдата, прохожие мимо старослужащие, которые проходят службу в ротах многозначительно повторяют «Холи рота гузари хаёт дори!» («Узнаешь жизнь, когда перейдешь в роту!»), что больше звучит как угроза, нежели чем дружеское предостережение.

Но об этом в следующем посте …

Добавить комментарий

Войти с помощью соцсетей 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *