«Молодой навсегда. Проклятый навеки» — Оскар Уальд «Портрет Дориана Грея»

«Портрет Дориана Грея» — своеобразный роман-притча, который буквально можно разобрать на цитаты. Потрясающий и незабываемый роман, написанный так мастерски и так прекрасно, что, наверное, это единственный роман, кроме «Маленького принца» Экзюпери, который я люблю перечитывать время от времени. Роман воспитания с моральной притчей, сюжет которого следующий: нелюдимый художник Бэзил Холлуорд на одном из званых вечеров, (на которых, кстати говоря, он не любил бывать) встретил молодого и прекрасного Дориана Грея и решил написать его портрет. Любуясь своим изображением, Дориан высказал безумное желание, чтобы портрет старел вместо него, а он оставался вечно молодым, чтобы  его красота не поблекла, а печать страстей и пороков ложилась на лицо портрета. Да, он хотел, чтобы следы страданий и тяжких дум бороздили лишь его изображение на полотне, а сам он сохранил весь нежный цвет и прелесть своей юности.

Встретив в мастерской друга Бэзила лорда Генри, гедониста презирающего традиционные ценности Дориан попадает под его дурное влияние.

Влюбившись в красивую актрису Сибилу Вэйн, Дориан приглашает своих друзей на спектакль, но после его провала он грубо отвергает свою возлюбленную, из-за чего она кончает жизнь самоубийством. Именно после того случая Дориан понимает его желание сбылось – лицо портрета исказила злая усмешка.

Поддавшись порочному влиянию лорда Генри и в погоне за ощущениями, новыми и упоительными, которые содержали бы в себе основной элемент романтики – необычайность, Дориан становится все более порочным и развратным, что отражается на портрете, а сам он оставался таким же молодым. Чем разительнее становился контраст между тем и другим, тем острее Дориан наслаждался им. Он все сильнее влюблялся в собственную красоту и все с большим интересом наблюдал разложение своей души. Обеспокоенный ужасными слухами о Дориане Бэзил пытается выяснить правдивы ли они. Но Дориан, показав портрет, обвиняет художника в своем моральном падении и в порыве злости убивает его.

После убийства Дориана преследую навязчивые страхи и опасения, что его разоблачат и он решает стать другим, теперь он, Дориан будет делать Добро. Не обесчестив девушку, влюбленную в него, Дориан в надежде на лучшее идет взглянуть на портрет, но понимает, что его добрые дела сделаны им из простого тщеславия. Увидев, что портрет не изменился, он решает уничтожить свидетеля своих грехов и пороков. Вонзив нож, которым убил художника в портрет, Дориан после чего умирает сам.

Войдя в комнату слуги видят на стене великолепный портрет своего хозяина во всем блеске его дивной молодости и красоты. А на полу с ножом в груди мертвого человека во фраке. Лицо у него было морщинистое, увядшее, отталкивающее. И только по кольцам на руках слуги узнали, кто это.

10 баллов из 10!

 

Цитаты из книги:

Красота, подлинная красота, исчезает там, где появляется одухотворенность.

Недурно, если дружба начинается смехом, и лучше всего, если она им же кончается.

Мы не выносим людей с теми же недостатками, что и у нас.

Гений, несомненно, долговечнее Красоты.

Цель жизни — самовыражение.

Да, музыка не раз будила в его душе волнение, но волнение смутное, бездумное. Она ведь творит в душе не новый мир, а скорее — новый хаос.

А Красота — один из видов Гения, она еще выше Гения, ибо не требует понимания.

Подлинная тайна жизни заключена в зримом, а не в сокровенном…

  • Всегда!… Какое ужасное слово! Я содрогаюсь, когда слышу его. Его особенно любят женщины. Они портят всякий роман, стремясь, чтобы он длился вечно. Притом «всегда» — это пустое слово. Между капризом и «вечной любовью» разница только та, что каприз длится несколько дольше.

В нашей жизни не осталось ничего красочного, кроме порока.

Филантропы, увлекаясь благотворительностью, теряют всякое человеколюбие. Это их отличительная черта.

За прекрасным всегда скрыта какая-нибудь трагедия. Чтобы зацвел самый скромный цветочек, миры должны претерпеть родовые муки.

Я сочувствую всему, кроме людского горя.

Человечество преувеличивает свою роль на земле. Это — его первородный грех. Если бы пещерные люди умели смеяться, история пошла бы по другому пути.

В наши дни большинство людей умирает от ползучей формы рабского благоразумия, и все слишком поздно спохватываются, что единственное, о чем никогда не пожалеешь, это наши ошибки и заблуждения.

Он поставил себе за правило всегда опаздывать, считая, что пунктуальность — вор времени.

Леди Уоттон всегда была в кого-нибудь влюблена — и всегда безнадежно.

В наше время люди всему знают цену, но понятия не имеют о подлинной ценности.

Мужчины женятся от усталости, женщины выходят замуж из любопытства. И тем и другим брак приносит разочарование.

  • Мой мальчик, женщины не бывают гениями. Они — декоративный пол. Им нечего сказать миру, но они говорят — и говорят премило. Женщина — это воплощение торжествующей над духом материи, мужчина же олицетворяет собой торжество мысли над моралью.

В вас всегда будут влюбляться, и вы всегда будете влюблены в любовь. Grande passion* — привилегия людей, которые проводят жизнь в праздности. Это единственное, на что способны нетрудящиеся классы. (* — великая страсть. фр.)

Верность! Когда-нибудь я займусь анализом этого чувства. В нем — жадность собственника. Многое мы охотно бросили бы, если бы не боязнь, что кто-нибудь другой это подберет.

Деды всегда не правы.

Влюбленность начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого. Это и принято назвать романом.

Большинство людей становятся банкротами из-за чрезмерного пристрастия не к Шекспиру, а к прозе жизни. И разориться из-за любви к поэзии — это честь…

В чужих драмах есть что-то безмерно жалкое.

Душа вышла из своего тайного убежища, и Желание поспешило ей на встречу.

В наш век миром правят личности, а не идеи.

Великий поэт — подлинно великий — всегда оказывается самым прозаическим человеком.

Жизнь человеческая — вот что казалось ему единственно достойным изучения.

…Жизнь, подобно поэзии, или скульптуре, или живописи, также создает свои шедевры.

Кто может сказать, когда умолкает плоть и начинает говорить душа?

Опыт не имеет никакого морального значения: опытом люди называют свои ошибки.

Грех, совершенный однажды с содроганием, мы повторяем в жизни много раз — но уже с удовольствием.

Именно те страсти, природу которых мы неверно понимаем, сильнее всего властвуют над нами.

Добровольная пленница Любви, она в эти минуты была не одна. Ее принц, Прекрасный Принц, был с нею. Она призвала Память, и Память воссоздала его образ. Она выслала душу свою на поиски, и та привела его. Его поцелуй еще пылал на ее губах, веки еще согревало его дыхание.

Не дай Бог, чтобы мне пришлось говорить когда-нибудь еще серьезнее, чем сейчас.

Мы посланы в сей мир не для того, чтобы проповедовать свои моральные предрассудки.

Главный вред брака в том, что он вытравливает из человека эгоизм.

В основе оптимизма лежит чистейший страх.

Разбитой можно считать лишь ту жизнь, которая остановилась в своем развитии. Исправлять и переделывать человеческую натуру — значит только портить ее.

Пожалуй, трагедия бедняков — в том, что только самоотречение им по средствам. Красивые грехи,  как и красивые вещи, — привилегия богатых.

Женщины вдохновляют нас на великие дела, но вечно мешают нам их творить.

Жизнь встала между ними.

Смотреть плохую игру вредно для души.

Только два сорта людей по-настоящему интересны — те, кто знает о жизни все решительно, и те, кто ничего о ней не знает.

В страданиях тех, кого разлюбили, всегда есть что-то смешное.

Нет, нет, все это только обман чувств, вызванный душевным смятением.

В самобичевании есть своего рода сладострастие.

В Париже подобные истории создают человеку известность, но в Лондоне у людей еще так много предрассудков.

Над благими решениями тяготеет злой рок: они всегда принимаются слишком поздно.

Благие намерения — это чеки, которые люди выписывают на банк, где у них нет текущего счета.

…частенько подлинные трагедии в жизни принимают такую неэстетическую форму, что оскорбляют нас своим грубым неистовством, крайней нелогичностью и бессмысленностью, полным отсутствием изящества. Они нам претят, как все вульгарное. Мы чуем в них одну лишь грубую животную силу и восстаем против нее.

Ах, эта ужасающая женская память, что за наказание! И какую косность, какой душевный застой она обличает! Человек должен вбирать в себя краски жизни, но никогда не помнить деталей. Детали всегда банальны.

Ведь вся прелесть прошлого в том, что оно — прошлое. А женщины никогда не замечают, что занавес опустился.

Женщины в жизни — прекрасные актрисы, но у них нет никакого артистического чутья.

Пожалуй, жестокость, откровенная жестокость женщинам милее всего: в них удивительно сильны первобытные инстинкты. Мы им дали свободу, а они все равно остались рабынями, ищущими себе господина. Они любят покоряться.

В наш век люди слишком много читают, это мешает им быть мудрыми, и слишком много думают, а это мешает им быть красивыми.

О чем не говоришь, того как будто и не было.

Утешение в искусстве.

Стать, как говорит Гарри, зрителем собственной жизни — это значит уберечь себя от земных страданий.

Это не обыкновенное физическое влечение  к красоте, порожденное чувственными инстинктами и умирающее, когда они ослабевают в человеке. Нет это любовь такая, какую знали Микеланджело, и Монтень, и Винкельман, и Шекспир.

Прошлое всегда можно изгладить раскаянием, забвением, или отречением, будущее же неотвратимо.

И много было людей, видевших в Дориане Грее тот идеал, о котором они мечтали в студенческие годы, — сочетание подлинной культуры ученого с обаянием и утонченной благовоспитанностью светского человека, гражданина мира.

…ибо и сама жизнь — лишь преходящее мгновение.

Надо продолжать жизнь с того, на чем она вчера остановилась, и мы с болью сознаем, что обречены непрерывно тратить силы, вертясь все в том же утомительном кругу привычных стереотипных занятий.

Он ясно видел, как бесплодны всякие отвлеченные умозаключения, не связанные с опытом и действительностью.

Хорошие манеры важнее добродетели.

Разве притворство — такой уж великий грех? Вряд ли. Оно — только способ придать многообразие человеческой личности.

Ведь порок всегда накладывает свою печать на лицо человека.

Мещане кичатся своими предрассудками и показной добродетелью и, обжираясь за обеденным столом, шушукаются о так называемой «распущенности» знати, стараясь показать этим, что и они вращаются в высшем обществе и близко знакомы с теми, кого они чернят. В нашей стране достаточно человеку выдвинуться благодаря уму или другим качествам, как о нем начинают болтать злые языки. А те, кто щеголяет своей мнимой добродетелью, — они-то сами как ведут себя? Дорогой мой, вы забываете, что мы живем в стране лицемеров.

  • Каждый из нас носит в себе и ад, и небо, Бэзил!

Должно быть, какая-то кровавая звезда подошла слишком близко к земле.

Молодость весела без причин, — в этом ее главное очарование.

Есть грехи, которые вспоминать сладостнее, чем совершать.

Для подлинной романтики фон — это всё или почти всё…

…который воображал, что избытком жизнерадостности можно искупить полнейшую неспособность мыслить.

Женщина выходит замуж вторично только в том случае, если первый муж был ей противен. А мужчина женится опять только потому, что очень любил первую жену. Женщины ищут в браке счастья, мужчины ставят свое на карту.

Воздержание — в высшей степени пагубная привычка. Умеренность — это все равно, что обыкновенный скучный обед, а неумеренность — праздничный пир.

Говорят, у человека, одержимого страстью, мысли вращаются в замкнутом кругу.

…неистовая жажда жизни, самое страшное из человеческих желаний, напрягала, заставляла трепетать каждый нерв, каждый фибр его тела.

Человека, называющего лопату лопатой, следовало бы заставить работать ею — только на это он и годен.

Трагедия старости не в том, что человек стареет, а в том, что он душой остается молодым…

Слишком коротка жизнь, чтобы брать на себя еще и бремя чужих ошибок. Каждый живет, как хочет, и расплачивается за это сам. Жаль только, что так часто человеку за одну-единственную ошибку приходится расплачиваться без конца. В своих расчетах с человеком Судьба никогда не считает его долг погашенным.

Быть хорошим – значит, жить в согласии с самим собой. А кто принужден жить в согласии с другими, тот бывает в разладе с самим собой.

Жизнь только для себя покупается слишком дорогой ценой.

Люди меня интересуют больше, чем их принципы, а интереснее всего – люди без принципов

Ты любишь всех, а любить всех – значит не любить никого. Тебе все одинаково безразличны.

В этом мире всегда остаются в барыше глупцы и уроды. Они могут сидеть спокойно и смотреть на борьбу других. Им не дано узнать торжество побед, но зато они избавлены от горечи поражений.

Хорошего влияния не существует, мистер Грей. Всякое влияние уже само по себе безнравственно, — безнравственно с научной точки зрения.

P.S. Гедонизм (др. греч. означает «наслаждение», «удовольствие») — учение, согласно которому удовольствие является высшим благом и смыслом жизни, единственной целью тогда как все остальные ценности являются средствами достижения удовольствия. (Материал из Википедии)

 

Что вы думаете об этом?