dedovshina.jpgНад искоренением дедовщины в армии и подобных ей структурах (Академия МВД, например), думают уже много лет. Думают, как представители различных правоохранительных органов (ну, или делают вид, что думают), так и гражданское общество в лице различных правозащитных организаций. Думают не только в Таджикистане, но и в других странах СНГ, в Вооруженных силах которых эта проблема осталась еще как одно «наследство» советской эпохи. Правда, куда ведут эти думы никто толком понять не может, потому что на протяжении последних пару десятилетий как сажали за дедовщину, так и продолжают сажать, как выявляли всё более новые и новые изощренные формы издевательств, так и продолжают выявлять. Видно, что, если оставлять всё как есть, проблема будет только ухудшаться. В связи с этим, также думая над этой проблемой на основе не только услышанного и выявленного в ходе работы, но и увиденного собственными глазами, могу предложить несколько вариантов действий.

Вариант 1. Открытый мониторинг

Мониторинг — отслеживание хода какого-либо события или явления, в целях их дальнейшего изменения, если в этом есть необходимость. Мониторинг включает как можно более широкий сбор данных. У мониторинга есть несколько функций, одной из которых является превентивная функция — предупреждающая, пресекающая функция. Для этого мониторинги проводятся открыто. Это означает, что мониторинг не всегда проводится в тайне. Иногда, в некоторых случаях, сбор данных следует проводить открыто — то есть прийти и сказать, мол, вот он я и я провожу мониторинг, я собираю про это явление информацию. Это делается для того, чтобы люди, совершающие те самые действия, которые являются объектом мониторинга, перестали их совершать, зная, что находятся «под присмотром» и любая их ошибка может стоить им свободы.

В ситуации с дедовщиной такой открытый мониторинг проводить правозащитным организациям никто не даст. Возможно, лишь формально могут организовать какой-нибудь поход в образцовую часть, организовать получасовую встречу с солдатами-«отличниками» и на этом закончить в целях обеспечения защиты «военной тайны» от глаз «иностранных агентов». Но есть государственные органы, представители которой имеют намного более широкие полномочия по наблюдению за деятельностью воинских частей прямо изнутри, которые продолжают получать государственное финансирование, то есть за счет наших с вами средств — налогов, однако об эффективности своей деятельности толком не могут ничего сказать. Речь идет, как, наверное, вы поняли, о военной прокуратуре.

Их и нужно использовать для искоренения дедовщины еще больше и шире. Поставьте в каждой воинской части по 1-2 представителям военной прокуратуры на постоянной основе. Пусть проводят там не только день, но и ночью дежурят. Уверяю, иногда то, что происходит во взаимоотношениях солдат днем — это лишь «детские шалости»! Многие «приключения» имеют место быть именно ночью. Если внутри части будет иметься дежурный военный прокурор, то это приведет к его внезапному появлению в любое время суток, что уже заставит некоторых, не дружащих с башкой солдат, думать, прежде чем делать что-то противозаконное в отношении своих сослуживцев или молодого пополнения.

Дополните прокурора «глазами» — оснащением видеокамерами всех помещений в воинской части и предоставлением доступа прокурору не только к записям, но и прямому эфиру, эффект от его присутствия увеличиться в разы. Проблемой останутся только несколько «слепых зон», оснащение камерами наблюдения является невозможным или спорным — сортир, баня, оружейные комнаты. Хотя именно эти места и являются очень частыми «безмолвными свидетелями» наиболее жестоких и вопиющих форм дедовщины.

Если подключить еще эти камеры и к интернету, чтобы каждый желающий в любое время суток мог посмотреть, что твориться в воинских частях, то и прокуроров можно спокойно отпустить домой — найдется не мало энтузиастов среди граждан, которые днями напролет будут дежурить у мониторов своих компов.

Вариант 2. Личная ответственность

Не люблю «метод кнута». По мне так лучше людей мотивировать делать что-то, нежели чем заставлять их под угрозами. Однако, силовые структуры — это такая система, в которой «пряник» воспринимается как признак слабости и слабоволия, тогда как единственным проявлением мужественности воспринимается именно грубая сила, «кнут», которого боятся. Именно поэтому дедовщина продолжает существовать и поощряться некоторыми офицерами — явно или их молчанием, — как метод обеспечения дисциплины.

Учитывая эту особенность, предлагаю ввести уголовную ответственность в случаях выявления дедовщины не только непосредственно тому солдату, кто прибегнул к ней, но и еще нескольким лицам из офицерского состава — командиру роты и взвода, в которой выявлена дедовщина и, соответственно, командиру части, его заместителю по работе с личным составом. В наличии дедовщины виновны не только сами «деды», но и те, кто их толкает на это, а также их командиры, которые зачастую знают о такой проблеме, однако, понимая «эффект сохранения дисциплины», продолжают умалчивать и всячески сохранять это в тайне. Кроме того, наказать не только указанных лиц, но ряд сослуживцев преступника — других заместителей командиров взводов этой роты, старшину роты и командиров отделений (все они солдаты). Их к ответственности привлечь за сокрытие преступления, потому что их молчание стоит жизни и здоровья многих солдат.

Разъясните такое положение дел каждому солдату, который начнет служить и КАЖДЫЙ, кто каким-либо образом будет желать унизить или оскорбить достоинство кого-либо из солдат, прежде чем сделать это, будет знать, что за ним наблюдает не только видеокамера и прокурор, но и сотни глаз других солдат, которые не хотят отправляться за решетку из-за его ошибки и для них будет легче донести на него в соответствующие органы, нежели чем потом отправляться вместе с ним в места, не столь отдаленные.

Да, такое положение дел назовут в армии «бузовщиной» (стукачеством), но текущие методы борьбы с этим преступлением показывают свою абсолютную неэффективность — дедовщина как была «особенностью» нашей армии, так и продолжает оставаться таковой.

Вариант 3. Сокращение срока службы

Это предложение уже давно поступает в Министерство обороны и даже само это ведомство недавно заявило, что хочет предложить в парламент страны законопроект, по которому срок службы будет составлять 1,5 года вместо 2. Как это скажется на сроке службы лиц с высшим образованием, которые в данный момент служат в 2 раза меньше остальных — 1 год вместо 2, — не было сказано ничего. Однако, сокращение срока службы до 1,5 лет не приведет в искоренению дедовщины. Это явление носит системный характер, но также оно является и чисто субъектным явлением, то есть зависит от отдельной категории солдат, которые и применяют ее. В данном случае речь идет о «дедах» — старослужащих, то есть солдатах, срок службы которых превышает срок службы новобранцев с нулевым стажем. При сокращении срока службы до 1,5 лет, призыв все также останется 2 раза в год. Отсюда вывод — каждый солдат, который пойдет в армию, скажем, осенью, к весне уже будет иметь возможность стать «дедом» — при прибытии в часть молодого пополнения, а еще повысить свой «статус» еще на одну ступень выше следующей осенью — при прибытии второго молодого пополнения в течение его службы.

Пока будет существовать такая вот схема взаимоотношений «старослужащий-молодой» будет существовать и дедовщина.

Поэтому, если и сокращать срок службы, то сокращать следует таким образом, чтобы в первую очередь искоренить и само понятие «старослужащий» — таких солдат в части просто не должно существовать. Сделать это можно тремя путями:

  1. Сокращение и срока службы до одного года, и количества призыва до 1 раза в год — как только будет набрано новое (а не молодое!) пополнение и доставлена в воинские части, прежнее (которое уже невозможно назвать «старым»!) уже демобилизуется.
  2. Сокращение срока службы до 6 месяцев и сохранение 2 призывных периодов в год. В итоге мы получим практически ту же схему, что и в первом случае — новое пополнение придет в части, которые уже покинуло прежнее. Да, теперь в обоих случаях придется потеть и отрабатывать свой хлеб насущный офицерскому составу — уж лучше, чем время коротать в кабинетах за порнухой!
  3. Внедрение профессиональной армии, о которой подробнее ниже.

Вариант 4. Внедрение профессиональной армии.

Военная служба — это разновидность государственной службы. Это подтверждается и самим законодательством страны в сфере военной службы. Однако, как показывается практика, это единственная ПРИНУДИТЕЛЬНАЯ госслужба!

Вы видели, чтобы председателя города назначали принудительно? А председателя области? А президента страны?

Нет! Вот и я Нет!

Все они имеют право в любой момент времени написать заявление об отставке и уйти с работы, которая им надоест (если, конечно, такое произойдет). Тогда как они — госслужащие. Солдаты — тоже госслужащие. Почему же тогда одни госслужащие вольны в своем выборе, а защитники Родины — нет?!

Это поскольку показывает неравное отношение государства к разным группам населения. Сейчас я не буду выкрикивать громкого слова «дискриминация» — для этого есть много других людей и организаций. Скажу лишь, что это несправедливо. Это показывает, что государство принудительно использует одних граждан — молодежь — «своё будущее», как любят повторять за президентом все, кому не лень, — как пушечное мясо для охраны тех, кто, в общем, и повторяет о том, что «молодежь — это будущее».

Давно пора уже признать, что с таким отношением к своему «будущему», оно либо никогда не наступит, либо ничем не будет отличаться от настоящего.

Уже пора признать, что молодежь — это не пресловутое абстрактное «будущее», а реальное настоящее! Молодежь имеет такие же права, как и всё остальное население, в том числе и «золотая молодежь», которая отсиживается дома, либо сразу получает майорское звание, а к 25 годам становится сразу генералами.

 

Такое неравное отношение показывает отсутствия всякого уважения к человеку. Наихудшим олицетворением всего этого в наши дни стала военная служба. Принудительная военная служба! Настало время, когда пора перейти к профессиональной армии — работе, суть которой будет защищать страну, процесс которой будет регламентироваться нормами Трудового кодекса, а не «понятиями» из «зоны».

Rustam Gulov

Rustam Gulov

Блоггер, гражданский активист, медиа-тренер и консультант, основатель портала "Блогистон"
Rustam Gulov