25 декабря 2015 года Правительство Республики Таджикистан преподнесло жителям страны своеобразный новогодний подарок, приняв постановление о создании Единого Коммутационного Центра. Данное ведомство, создаваемое при Службе связи, будет представлять собой единую точку доступа к сети интернет и международной телефонной связи всем отечественным телекоммуникационным компаниям.

При создании ЕКЦ весь интернет-трафик и международные телефонные переговоры будут проходить через единую точку, что даст уполномоченным органам возможность отслеживать и контролировать их. Главная цель – борьба с терроризмом и экстремизмом, что, в принципе, и заявляется на официальном уровне, а в самом решении правительства недвусмысленно указывается, что ЕКЦ создается с целью «контроля и регулирования» интернет-трафика и международной телефонной связи.

Однако, действительно ли ЕКЦ позволит отслеживать потенциальных радикально настроенных индивидов и сыграть роль в борьбе с терроризмом?!

На самом деле, ответ на данный вопрос не представляется сложным, поскольку современные технологии позволяют обеспечить как анонимность пользователей, так и шифрование передаваемых ими данных, а разработки таких компаний как Google и Facebook по обеспечению доступа к интернету по всему миру через сеть дронов, воздушных шаров и спутников вовсе делает попытки централизации бессмысленными. Кроме того, после вот уже нескольких лет блокировок социальных сетей и разного рода популярных порталов, таджикские интернет-пользователи достаточно хорошо изучили все методы использования различных обходных путей. На данный момент практически любой прокси-сервер (VPN) способен обойти даже централизованное блокирование. Существует также целый букет специализированных программ, которые используются для шифрования данных и, в общем, обеспечения информационной безопасности пользователей. Их обзор не является задачей данной статьи и подробнее о них можете прочитать на таких сервисах как serurityinabox.org. Здесь же мы хотели бы заострить внимание на некоторых аспектах создания самого ЕКЦ, которые несут угрозу национальной безопасности страны.

Таджикистан позиционирует себя как демократическое государство с рыночной экономикой, основой развития и процветания которой является конкуренция. Ее нарушение приводит к разрушению всех стимулов к развитию для рыночных субъектов. Это первый шаг к стагнации и упадку рынка интернет-услуг. Но, кроме того, любые попытки контроля приводят со стороны акторов к поиску путей обхода. В таких странах как Таджикистан, излюбленным методом решения практически любых проблем становится коррупция. В тех же случаях, когда ее способность решать проблемы не сравнима с риском потери имиджа, начнется отток инвестиций. Наиболее актуальным и ярким примером является ситуация с компанией Telia Sonera, заявившей в конце прошлого года о решении уйти с азиатского рынка. Этому предшествовал коррупционный скандал, в котором оказалась замешана дочь узбекского президента Гульнора Каримова, чьи компании и фонды гласно и негласно контролируют многие направления государственной экономической деятельности. Сейчас компания ищет также покупателей акций своих дочерних компаний в Таджикистане, действующих под брендом Tcell. Данный факт должен быть для правительства сигналом быть более дружелюбными к инвесторам, не нагружая их излишними обязательствами, особенно в условиях кризиса.

Пренебрежение этим обстоятельством приведет к еще большему оттоку инвестиций и послужит барьером на пути привлечения новых. В условиях нашей страны, когда мы не обладаем ни одним научным центром, способным генерировать новые технологии, а можем лишь заимствовать их из других стран, привлечение инвесторов, способных обогатить национальную экономику Таджикистана современными разработками, является чуть ли не единственным выходом.

В начале нового 21 века, когда первые компании мобильной связи только начинали появляться в Таджикистане и конкуренция на рынке была более здоровой, не подвергаясь такому уровню тотального контроля и давления, эта сфера показала небывалый рост и развитие. Таджикистан, по уровню развития телекоммуникационных услуг и внедрения новых технологий опережал многие страны бывшего СССР. В частности, мы стали первыми пользователями технологии 3G, тогда как в других странах СНГ оно появилось чуть позже. В первую очередь, это было обусловлено минимальным уровнем контроля со стороны властей.

Но, за последние годы желание официальных органов отслеживать каждый шаг не только самих компаний, но и собственных граждан, а также «резать» пирог сотовых компаний в целях пополнения бюджета и осуществления различных социальных программ за счет бизнеса, заставляет придумывать самые различные способы вмешательства в сферу телекоммуникационного бизнеса. В частности, лишь совсем недавно, уже после того как компания Telia Sonera объявила о желании уйти с азиатского, в том числе и таджикского, рынка, она заявила, что получила запрос с органов прокуратуры на предоставление возможности прослушивать их абонентов. А введенные НДС и акциз на их услуги, а также повышение абонентской платы за номера только подтверждают мысль, что государство видит в компаниях сотовой связи лакомый кусочек, от которого откусывает при каждом удобном случае. Ситуация усугубляется сокращением числа абонентов. Так, по официальным данным за 2015 год число интернет-пользователей сократилось на 800 тысяч человек.

В свободной рыночной экономике компания никогда не покинет рынок и будет направлять полученные средства на саморазвитие. Но что происходит в Таджикистане?! За последние 10 лет отрасль связи в Таджикистане лишь плетется на хвосте инновационного прогресса и давно сдала свои лидирующие позиции среди стран СНГ.

С учетом вышеизложенного, а также централизирующих характеристик самого ЕКЦ даже при малейших сбоях ее работы последствия могут оказаться плачевными как для отдельных интернет-пользователей, так и экономики страны.

avariya

Одной из наиболее активных отраслей экономики страны, пользующейся услугами интернет-провайдеров является финансовая сфера. Начиная от банковской системы, заканчивая терминалами экспресс-оплаты – все используют интернет для осуществления транзакций. Только за 2015 год число платежей, осуществленных через сеть Интернет в Таджикистане достиг 240 000 на общую сумму в более чем 8,1 миллиардов сомони. В среднем, только за 1 день финансовый рынок страны переводит через интернет порядка 22 миллионов сомони. Через 762 банкомата были осуществлены 15695 операции на общую сумму 6,249 миллиардов сомони. В среднем, за 1 день оборот средств через банкоматы составлял более 17 миллионов сомони. Оплата товаров и услуг была осуществлена на общую сумму в 267 миллионов сомони.

По мнению Константина Бондаренка, эксперта в области экономики, имеющего опыт работы в Службе связи, негативный экономический эффект от создания подобной структуры не оставит себя долго ждать и существует большая вероятность роста цен на услуги компаний сотовой связи, поскольку все затраты на создание Центра будут компенсированы за счет услуг по предоставлению точек доступа к сети другим независимым операторам, гарантированное монопольным положением ЕКЦ. Обязательства перед Всемирной торговой организацией по дерегулированию рынка, в том числе телекоммуникационных компаний, также не позволяют государству стремиться к созданию монопольного рынка, однако, на данном этапе игнорируются им. В будущем это может повлиять на получение страной финансовой помощи от таких международных институтов как Всемирный банк и Международный валютный фонд, поддерживающих идеи рыночной экономики, которым противоречит создание и введение в эксплуатацию ЕКЦ.

Кроме того, в соответствие с последними изменениями в действующее антитеррористическое законодательство страны, власти, при необходимости, могут отключить доступ населения к интернету и ЕКЦ в этом вопросе может быть их основным инструментом. Возможен и более реальный сценарий развития событий – выход из строя серверов ЕКЦ по банальным техническим причинам. В этом случае, пусть и не специально, но по вине ЕКЦ Таджикистан окажется не только в информационной изоляции, но и финансовой. Система «кровоснабжения» экономики страны остановится. В худшем случае нормальный организм это приводит к гибели, в лучшем случае, при как можно скорейшем запуске системы – к неимоверным убыткам. Никто не сможет ни пополнить свой баланс на телефоне, ни воспользоваться интернет-ресурсами, ни даже деньги снять в банкомате. События 2011 и 2015 годов в Армении и Азербайджане только подтверждают эти опасения. Обе страны по техническим причинам оказались отключены от сети интернет на несколько часов. В каждом конкретном случае такие аварии несут свои собственные убытки. В Таджикистане речь будет идти о миллионах сомони, которые были упомянуты выше.

Стоит также принять во внимание возможность атаки на сервера ЕКЦ извне. В данном случае, мы собственными руками предоставляем возможность хакерским группировкам, в том числе таких организаций как ИГИЛ, Аль-Каида и т.п. при атаке на один единственный Центр полностью изолировать всю страну. Жажда наживы отдельного ведомства в лице Службы связи может оказаться угрозой №1 в цифровую эпоху и сыграть на руку всем, кто хочет поставить на колени целую страну. Вопрос национальной безопасности стоит на более приоритетном месте, нежели чем вопрос контроля трафика.

И это в условиях, когда, по словам Рустама Касымова, специалиста в области ИКТ, трафик можно было бы контролировать и без создания ЕКЦ, а ограничившись специальным дешевым оборудованием (счетчиками трафика), которые будут установлены у каждого оператора по отдельности. В соотношении качество/цена этот метод является наиболее эффективным и не несет в себе тех угроз национальной безопасности, которые имеет ЕКЦ. Он также отметил, что «Если мы говорим об обеспечении безопасности, то это противоречит нашим заявлениям об информационной безопасности, так как если оно (ЕКЦ – прим. автора) не будет работать, в таком случае будут убытки и, чтобы избежать такой ситуации, мы будем вынуждены построит другой Центр, но в этом случае мы должны будем увеличить бюджет проекта. Пример Азербайджана хорошо показывает плюсы и минусы».

Кроме того, по мнению Асомиддина Атоева, эксперта по вопросам телекоммуникаций и новых технологий, одним из излюбленных аргументов силовых структур в создании единого центра является угроза шпионажа со стороны мировых держав. «Да, такие страны как США прослушивают другие страны, а мы собственными руками помогаем им, создавая ЕКЦ. Мы создаём систему, чтобы и наше руководство, наши министерства и наших граждан слушали все остальные», — добавил эксперт.

Одним из таких возможностей для сбора данных пользователей являются лазейки в программном обеспечении оборудования. В техническом языке существует специальный термин «Backdoor» (дословно, «Запасной выход»), который позволяет воспользоваться им для анонимного сбора данных, причем сами пользователи могут так и не узнать, что за ними осуществляется слежка. Наличие «Backdoor» в программном обеспечении ЕКЦ позволит осуществлять шпионаж практически за каждым таджикским интернет-пользователем с любой точки мира в режиме реального времени. Среди таких лиц могут оказаться как обычные граждане, так и первые лица государства. Откровения Эдварда Сноудена, поведавшего миру о прослушивании американскими спецслужбами за многими известными политиками, в том числе канцлером Германии Ангелой Меркель, позволяет с высокой долей вероятности предположить наличие риска оказаться объектом незаконного анонимного сбора данных о переговорах в том числе и руководства Таджикистана и при этом оставаясь незамеченными. ЕКЦ в таком случае может послужить наиболее удобным инструментом в руках зарубежных спецслужб.

Однако, мнение экономиста Абдурахмона Наджмиддинова, отличается от вышеизложенного. Он уверен, что в условиях Таджикистана создание ЕКЦ никак не повлияет на ситуацию в стране, поскольку тут уже имеет место больше вопрос профессионализма тех кадров, которые будут заниматься имплементацией ее деятельности, а цели ее создания ограничатся вопросами обеспечения информационной безопасности.

Несмотря на то, что мировой опыт, упомянутый выше, показывает обратное, окажется ли Таджикистан исключением из сложившегося правила или очередным ее подтверждением, остается увидеть на практике.

Rustam Gulov

Rustam Gulov

Блоггер, гражданский активист, медиа-тренер и консультант, основатель портала "Блогистон"
Rustam Gulov