В сложившейся сегодня ситуации знаменитая в советские годы поговорка «Моя милиция меня бережет» уже теряет свою актуальность. Правда, она может стать реально актуальной, если заменить последнее слово на «бреет». Почему? Читайте ниже небольшой рассказ случая, который вчера произошел со мной — на таджикском языке я это опубликовал вчера, а сегодня можете ознакомиться с ситуацией на русском языке.

2 апреля 2015 года примерно в 17:15 часов в районе рынка Панчшанбе города Худжанд меня и моего друга остановили трое человек в гражданской форме. Без объяснения причины обращения ко мне они спросили моё имя и начали задавать вопросы относительно моей бороды – почему я ношу, в чем причина ношения бороды. На мой вопрос относительного того, на каком основании они это у меня спрашивают и кто они сами, двое из них показали свои удостоверения – одного звали Саидов Сиёвуш, а второго Хусрав. Фамилию Хусрава я рассмотреть не успел, поскольку он сразу же закрыл своё удостоверение, а третий из них вовсе отказался представляться.

Затем они начали толкать меня в сторону дороги и говорили, что отвезут к отдел. На мой вопрос, на каком основании они хотят это сделать, Хусрав ответил, что “для выяснения личности”. В ответ на это я показал им свой паспорт и сказал, что для этого достаточно взглянуть на это удостоверение, однако это их не остановило и они силой затаскали меня в автомобиль и отвезли в Отдел внутренних дел города Худжанда.

Перед этим я успел отдать свой телефон и вещи своему спутника и попросил его связаться с адвокатом. Также заявил этим троим людям, что мы должны подождать моего адвоката и только вместе с ним я пойду в отделение. Однако это только злило их и они становились более агрессивными.

По пути они всячески пытались задавать провокационные вопросы на подобие, “Ты наверное салафит?”, “Читаешь ли ты намаз?”, “К какому мазхабу относишься?”, “Как ты думаешь, как относится в шахидству наш мазхаб?”.

Доставив в Отдел, по моим паспортным данным Хусрав заполнил какую-то бумажку, похожую на анкету. С меня сняли отпечатки пальцев и ладони. Сделали фотографию в фас и профиль. По показателем часов на их компьютере я заметил, что они показывали 17:31. Затем меня отвели в другую комнату. По надписи на двери я понял, что это оружейная комната. Комната была грязная, справа в углу стоял стул, на ней было маленькое зеркальце, какая-то грязная тряпка, электрическая машинка для стрижки волос и куча волос в углу на полу. Силой несколько человек меня посадили на стул и машинкой выбрили бороду.

Весь процесс от данного незаконного задержания и вплоть до регистрации при выходе из отдела, я требовал от них представить законные основания для подобных действий, предупреждал, что буду обращаться в соответствующие органы и правозащитные организации, привлеку к этому процессу журналистов и всячески буду отстаивать свои права. В ответ лишь слышал грубый мат, грубое отношение, оскорбления и унижения.

Даже на выходе каждый раз, когда я говорил им о своих правах, о том, что подожду адвоката, они лишь издевались, обзываясь и матерясь, и заявили, что даже если мой адвокат придет, его все равно не пустят. Поэтому я не был удивлен, когда увидел своего коллегу и адвоката Дилшода Джураева, который стоял на контрольно-пропускном пункте и заявил, что ему не разрешили зайти.

После выхода из Отдела я сразу же обратился по Телефону доверия МВД по номеру (83422) 6 22 22 и рассказал о случившемся. Оператор обещал разобраться в ситуации и ответить мне.

Я считаю, что подобное поведение сотрудников милиции города Худжанда противоречит нормам Конституции, в частности статье 26, которая гарантирует свободу вероисповедания, статье 18 Международного пакта о гражданских и политических правах, также гарантирующее свободу совести и религии.

Кроме того, указанные выше незаконные действия милиции противоречат статье 9 Международного пакта о гражданских и политически правах, запрещающей произвольные задержания. Также в Уголовном кодексе Республики Таджикистан в части 1 статьи 358 предусмотрена ответственность за незаконное задержание:

Заведомо незаконное задержание,  — 

наказывается  ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные  должности  или  заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет или без такового.”

Таким образом, вышеуказанное обстоятельство является описанием грубейшего нарушения прав человека со стороны органов внутренних дел, которое осуждает и запрещает не только международное законодательство, признанное и ратифицированное Республикой Таджикистан, но и внутреннее, признавая это преступлением и предусматривая наказание за его совершение.

К какому результату приведет «рассмотрение» моих жалоб в государственных органах и будет показателем ценности человеческого достоинства в Таджикистане.

Rustam Gulov

Rustam Gulov

Блоггер, гражданский активист, медиа-тренер и консультант, основатель портала "Блогистон"
Rustam Gulov