Изменить себя или уйти из жизни…

 

Лидия Исамова, 2 февраля 2014 г., специально для «Авиценны»

 

Транссексуальность (транссексуализм) — медицинский термин, обозначающий состояние несоответствия между анатомическим полом индивида и его гендерной идентичностью (психическим полом).

 

В Коране отсутствуют упоминания о транссексуальности, поэтому в некоторых суннитских странах были прецеденты коррекции пола; тем не менее, явление всё ещё вызывает жаркие споры и дебаты, и однозначно осуждается большинством членов общества. 

 

За гомосексуализм в Иране положена смертная казнь, но если мужчина хочет стать женщиной или женщина мужчиной, они могут это сделать легально. Более того, исламский ученый из города Гома (крупнейший шиитский центр) популярно объясняет всем, кто хочет получить у него консультацию: перемена пола не противоречит воле Аллаха. 

 

«Изначально Бог создал разум. Если разум человека говорит ему, что он женщина в мужском теле, значит, тело можно изменить, адаптировать его к разуму. Если бы Бог запрещал менять свои творения, люди не превращали бы зерно в муку, а муку в хлеб». В соответствии с основательной теоретической базой (смену пола одобрил еще Хомейни) иранцы, которые не видят для себя другого выхода, идут на операцию. Половину ее стоимости оплачивает государство. Кроме того, люди, сменившие пол, получают новые свидетельства о рождении и паспорта. 

 

До операции они должны пройти психиатрическую экспертизу и получить разрешение на операцию от властей. Разумеется, этим людям задолго до операции хочется выглядеть как все представители желаемого пола. Но женщины в Иране не имеют права носить мужскую одежду, а мужчинам запрещено носить хиджаб и краситься. Поэтому будущие Транссексуалы идут в полицию и получают там разрешение на ношение соответствующей одежды.

 

Согласно представлениям буддизма, транссексуалами становятся из-за негативных кармических деяний в прошлой жизни, отчего они заслуживают сострадания, но не презрения. Они с детства ощущают себя людьми противоположного пола. Это люди, которым мешает жить постоянное ощущение несоответствия между тем, кто они есть для окружающих, и тем, кем они считают себя по половой принадлежности сексуальной направленности. И это не «блажь», а психогенетическое заболевание. 

 

***

 

Я встретилась с Майрам на третий день после операции по изменению пола. В палату с трудом двигаясь, вошла очень высокая красивая девушка. Нежный овал лица, отсутствие на нем растительности, огромные черные глаза, брови вразлет, пухлые чувственные губы, аккуратный, чуть вздернутый носик, копна вьющихся черных волос, непокорно, выбивающихся из платка. Ничто не выдавало в ней парня. 

 

Майрам, как мы договорились называть ее для статьи, танцовщица в одном из ночных баров города, известна совсем под другим именем. Когда она начала говорить, я отметила, что и голос у нее низкий, контральто, мало похож на мужской.

 

22-хлетняя Майрам до операции прошла все круги ада, дискриминацию, побои, оскорбления, сделав несколько попыток суицида. Через некоторое время по воле судьбы она попала в детский дом. По ее словам, в детдоме, из-за своей непохожести на других детей, она спала отдельно, и уже там попыталась перерезать вены. После этого, бабушка взяла ее домой. Вскоре бабушка отдала Майрам в школу-интернат, где издевательство продолжилось. 

 

«Я никогда не любила мальчишескую одежду, но меня всегда ругали и заставляли ее одевать. Когда я жила с бабушкой в ее доме, у нее были туфли из парчи серебряного цвета, я потихоньку забирала туфли, и забравшись в самый укромный уголок двора, одевала их, и это были для меня самые счастливые минуты», — вспоминает Майрам.

 

Когда Майрам училась в интернате, мама умерла, и после окончания интерната девушка(как она себя ощущала), осталась без ничего, квартира мамы была каким то образом продана. Имея хороший художественный вкус, она поехала учиться на ландшафтного дизайнера в Воронежскую лесотехническую академию, но проучилась там всего полтора года, убежав от ставших уже привычными унижений и оскорблений. 

 

«Случайно удалось немного поработать в ООНовской программе по ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы и транссексуалы), даже ездила на международную конференцию в Бишкек, но проект закончился и моя работа тоже», — рассказала она. 

 

По ее словам, даже за это короткое время обучения она получила хорошие знания, и по приезду обошла несколько предприятий по своему профилю, но опять-таки из-за своей необычности получала отказы. Чтобы выжить, стала работать танцовщицей, природная пластика и гибкость, красивая фигура позволила ей с успехом исполнять турецкие, арабские индийские танца и столь популярный среди посетителей танец живота. Появилось много поклонников, буквально не дающих ей прохода, ведь для многих таджикских мужчин — танцовщица в ресторане-это доступная девица, проститутка. 

 

«Был человек, который и мне понравился. Но какие отношения могут у меня быть?!» — объясняет она.

 

***

 

Такое состояние несоответствия порождает у индивида тяжёлый психический дискомфорт, называемый гендерной дисфорией, сопровождающийся депрессией, которая может привести к самоубийству. Повышенная частота больших депрессий и самоубийств у транссексуалов, не подвергавшихся гормонально-хирургическому лечению, как по сравнению с подвергавшимися таковому, так и с общей популяцией, подтверждается многими исследованиями.

 

В последние десятилетия накапливается всё больше данных о том, что строение некоторых участков мозга транссексуалов отличается от строения соответствующих участков мозга обычных мужчин и женщин и близко (хотя и не идентично) строению этих участков у людей противоположного анатомического пола. Существует предположение, что феномен транссексуальности связан именно с этим.

 

***

 

Все чаще ее посещали навязчивые мысли о самоубийстве, вся ее натура бунтовала против ее тела, но чужого тела. Неприятие окружающих, постоянная дискриминация, одиночество все больше толкали ее к уходу из жизни. Майрам была настолько загнана в угол, что решила, или изменит пол и станет девушкой или уйдет из жизни. Не зная, к кому и куда обратиться. В прошлом году она самостоятельно ампутировала одно яичко. 

 

«Перелопатила весь Интернет, узнала, как это делается. Сделала местный наркоз и удалила, чуть не истекла от кровопотери», — сказала Майрам. 

 

Потом, по ее словам, полагаясь на сведения из Интернета, стала принимать гормоны. У нее выросла до этого недоразвитая грудь, фигура приобрела почти совершенные женские формы. Но оставалось главное-ампутация главного мужского полового признака и формирование женских половых органов.

 

Совершенно случайно она узнала о профессоре Кариме Пулатовиче Артыкове – известном пластическом хирурге, который сможет ей помочь.

 

Лауреат премии имени Абуали Ибн Сино, известный специалист в области пластической и сосудистой хирургии профессор Артыков, первым в стране провел операцию по изменению пола еще в 2000 году. Тогда транссексуал стал мужчиной, после операции, пройдя гормональную терапию, получив новый паспорт, уехал из страны.

 

«Майрам пришла ко мне на прием с дальней родственницей, выглядела очень эффектно, но потом, рассказывая о себе, умоляюще смотрела на меня и просила о помощи», — рассказывает Карим Пулатович. 

 

Он отметил, что у Майрам есть справка от психиатра, о том, что она психически адекватна и никаких отклонений в этом плане у нее нет. 

 

«После двух месяцев общения с Майрам стало понятно, как сильно она страдает, и надо было искать способы, как ей помочь. Ее решение по смене пола было бесповоротным, поэтому и было принято решение о проведении операции», — сказал профессор Артыков.

 

Он отметил, что в Таджикистане нет закона, разрешающего операции по смене пола, но нет и запрещающего закона — «все, что не запрещено, то разрешено», так формулируют эту сентенцию юристы.

 

Майрам часто меняет съемные квартиры, видимо разговоры о ней опережают ее передвижения, и везде, где они не жила, соседи ее постоянно оскорбляют, унижают, бросают в ее сторону камни. Транссексуалы выход из такого положения видят только в операции по смене пола или суициде. Сама Майрам знает семерых, таких как она. 

 

«Все они, как и я, изгои, но я решила бороться до конца за право быть такой, какой я себя ощущаю, и мои подруги и друзья ждут моих результатов», — сказала Майрам.

 

Обычно операции такого рода не только очень сложны, но и затратные — к примеру, в России операции по смене пола стоят от 5 до 8 тысяч евро. Но профессор Артыков и его ассистенты по проведению операции Хайриддин Ризоев и Муродали Юлдошев, решили провести операцию Майрам бесплатно, клиника взяла деньги лишь за медикаменты и расходные материалы. 

 

«Сложнейшая операция шла под спинальным наркозом более 6 часов и прошла успешно, профессионально и технически мы давно были готовы к ее проведению», — сообщил профессор Артыков.

 

После операции Майрам еще предстоит долгая гормональная терапия, потом, как она решила — замена паспорта. А это еще сильные моральные испытания. Майрам сказала, что она выдержит все. 

 

«Самое главное я преодолела, остальное уже не так страшно», — сказала она. 

 

Мечта Майрам помогать таким же, как она. 

 

«Люди должны относиться к нам более терпимо, ведь нам и так тяжело, и именно толерантность окружающих прекратит суициды среди таких, как я», — говорит она. 

 

И я думаю, что эту сильную девушка-боец не остановят никакие препятствия, чтобы стать такой, какой она хочет быть, какой себя ощущает…