Праздник Единства (Вахдат) уже начал терять логику. Даже потерял. А что?! В войне всегда минимум две стороны и мир может быть заключен между двумя сторонами. Не бывает, чтобы сам с собой повоевал и сам с собой заключил мир. Только не в прямом смысле.

Вот и День единства — это день заключения мирного договора. Не зря же выбрана дата в 27 июня.

Но с 1997 года кое-что изменилось. Половина второй стороны конфликта либо сидит в тюрьме, либо в бегах из-за преследований. И вроде как она тоже — сторона заключения мира, она тоже воевала, она тоже внесла вклад в установление мира. Но говорить об этом уже не принято. На них ведь снова навешан ярлык «врагов народа», а говорить о заслугах «врагов» как-то «не по понятиям».

Вот и возникает теперь необходимость искать новые подходы в объяснении утерянного смысла праздника. Теперь День единства — это не день окончания гражданской войны, а «символ воссоединения народа, возвращения беженцев», как отмечала какая-то чиновница на радио. Пусть и выглядит это всё несуразно, нелогично, притянуто за уши, но, видимо, выбор бездарных политтехнологов власти пал на этот вариант описания смысла праздника.

Пока что, этот подход не дает ответ на вопрос «А почему люди вообще стали беженцами?». Но довольно скоро мы сможем услышать очередную сказку в духе оруэлловских произведений о вечных врагах и друзьях и победе добра над злом.

Вот только народ уже может быть не таким глупым, как хотелось бы властям и его тишина не означает согласие с «линией партии». Это скорее подавленное состояние несогласия со всеми последними инициативами правительства, в череде которых сочинение новых сказок кажется довольно безобидной шалостью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Что вы думаете об этом?

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.