Антисоциальная роль социального налога

Судя по заявлениям любого правительства в мире, так называемый «социальный налог», если есть в стране, существует для социальной защиты и обеспечения населения. Особенно эта забота проявляется в старости, когда человеку нужно платить пенсию. Однако так ли это на самом деле? Действительно ли социальный налог обеспечивает социальную справедливость и обеспечивает человека, когда это ему необходимо?

Задаваясь этими вопросами, я всё чаще прихожу к мнению, что антисоциального характера в социальном налоге больше, чем во всех других видах обязательных платежей. Этот налог стал своего рода костью в горле не столько работодателя, сколько самого работника, чьи интересы, якобы, он призван защитить.

Давайте разберемся в деле на простом примере. Я – как работодатель, выделяю на зарплату сотрудника, скажем, 1000 сомони. Предположим, что в нашей стране никакого социального налога нет. Тогда я вычту из его заработной платы 13% — ставку подоходного налога, который в абсолютном выражении составит 130 сомони, а на руки работнику выдам 870 сомони. Даже в условиях Таджикистана сумма не плохая (Да, я знаю про прогрессивную шкалу роста подоходного налога с 8% до 13%, но в данных примерных расчетах ею можно и пренебречь). Однако в нашей стране есть социальный налог в размере 25% от величины зарплаты и отчисления в пенсионный фонд с той же базой и ставкой в 1%, но уже от суммы зарплаты. В этом случае, поскольку больше 1000 сомони я не могу потратить на одного работника, я зарплату назначаю в размере 800 сомони, а оставшиеся 200 сомони плачу государству в виде пресловутого социального налога. Кроме этого, я вычитаю еще 1% и 13% с оставшихся 800 сомони и, в итоге, работник лишается еще порядка 112 сомони в виде налогов, получая на руки 688 сомони. Вспомните теперь еще раз – без наличия в государстве социального налога при одном и том же фонде заработной платы у работодателя, работник получает 870 сомони, а в нашей стране, «заботящейся» о благополучии работников, они получают 688 сомони – меньше на 182 сомони.

Другой пример связан с малым предпринимательством. Сегодня любой дееспособный и совершеннолетний человек может заниматься предпринимательством. За исключением чиновников и иных государственных служащих, естественно.

Рассмотрим пример, когда человек занимается бизнесом в качестве Частного предпринимателя. Обратите внимание на этикетки некоторых продуктов, которые покупаете у нас в магазинах. На месте названия фирмы-производителя, на некоторых из них указаны фамилии людей с двумя прописными буквами впереди – ЧП. Речь как раз о них. Так вот, эти ребята, работают либо на основании патента, либо – свидетельства.

В случае приобретения патента они каждый месяц платят фиксированную сумму денег независимо от своих доходов и расходов. Патенты выдаются на определенные виды деятельности. Например, патент на осуществление предпринимательской деятельности по продаже мороженного, которое становится популярным в летнее время года. Сумма патента состоит из двух частей – фиксированной ставки налога на доходы и фиксированной ставки социального налога. Для продавцов мороженного первая часть патента – налог на доходы составляет 90 сомони, а вторая часть – социальный налог – 45 сомони. В итоге они обязаны ежемесячно платить по 135 сомони. И это далеко на самый дорогой патент. Скажем, патент на продажу носа составляет 240 сомони – 160 и 80 сомони по обоим частям соответственно. Чуть дороже, например, патент на услуги певцов на различный мероприятиях – 540 сомони – 390 сомони в виде налога на доходы и 150 сомони – социального налога. Причем, сумма патента платится независимо от уровня доходов (в лучшем случае) или убытков (в худшем стечении обстоятельств) предпринимателя.

В случае осуществления предпринимательской деятельности на основании свидетельства, налогообложение происходит по упрощенной системе, если ваш годовой оборот составляет менее 500 000 сомони. По этой схеме вы обязаны ежемесячно отчитываться в налоговый орган по месту регистрации о своих доходах, потому что налоги вы уже платите по ним – 6% от выручки независимо от прибыльности вашего дела. При производственной деятельности – 5%. Однако и тут есть полуфиксированная ставка социального налога. Почему она не фиксированная? Очень просто – государство думает не о вас, а о себе – собрать как можно больше денег с населения. Ставка социального налога составляет в этом случае 1%, но только, если в абсолютном выражении она больше 150 сомони. Например, я провел тренинг по заказу какой-то организации и они заплатили мне за эти пару дней 1000 сомони. Как сами можете посчитать, 6% составит 60 сомони – это налог на доход (с выручки), а 1% — лишь 10 сомони. Но стойте, 10 сомони ведь меньше, чем фиксированная сумма социального налога в 150 сомони! В этом случае я плачу не установленный 1%, а 150 сомони – целых 15%. С учетом того, что я не каждый месяц провожу тренинги, получается, что в некоторые месяцы, когда у меня нет гонораров, я обязан платить установленные 150 сомони, даже если ничего и не заработал в рамках своей предпринимательской деятельности. Пару лет назад именно так и вышло, что после 3 месяцев пустой оплаты социального налога я решил прекратить предпринимательскую деятельность и пробегал почти 2 года по бюрократической системе налогового комитета, тогда как на регистрацию ушло лишь 3 дня.

В случае же отсутствия этой фиксированной ставки социального налога у предпринимателей появится больше мотивации работать и меньше рисков потерять свои пожитки, особенно у тех, кто занимается этим лишь изредка, поскольку основным местом работы является что-то другое, а у обычных наемных работников останется больше средств на руках, а не пресловутые обещания «получить в будущем пенсию», причем с учетом того, что продолжительность жизни в стране не многим больше пенсионного, все эти средства, уплаченные на «будущую пенсию», вряд ли вообще вернутся обратно. Кроме того, несмотря на наличие таких идентификационных номеров как ИНН и СИН, по которым и начисляются наши подоходные и социальные налоги, никто в этой стране не может сказать точно и наверняка, сколько именно налогов было перечислено в бюджет страны в рамках моей деятельности. Никакого учета и никакой отчетности, а там, где нет счета денежным потокам, там – коррупция, там, где коррупция – там уже ничего путевого! Так что, лучше для всего народа будет ситуация, когда государство не заботится о нас, а не мешает нам самим заботиться о своём будущем. Те же средства, которые уходят в никуда под предлогом «социального налога», можно дать на руки работника, который пусть сам и решает, как и где их хранить – в банке, носках под кроватью, матраце или покупкой золотых изделий.

Иначе говоря, сегодняшняя ситуация с социальным налогообложением больше похожа на грабеж, нежели чем на заботу.

Rustam Gulov
Автор Rustam Gulov 544 Articles
Блоггер, гражданский активист, медиа-тренер и консультант, основатель Блогпортала "Блогистон"

1 Kомментарий

Напишите свой комментарий