Нетрудно заметить, что вся экономическая и политическая жизнь Таджикистана выстраивается в связке с Россией. Но мы начинаем испытывать в общении с ней некоторые сложности из-за того, что выпадаем из русскоязычного пространства. Не подумайте, что я имею что-либо против английского языка: он давно доказал свою необходимость на планете, и знают его очень многие. Но только не те, кто нам нужнее всего. На заре нашей государственной независимости один академик любил сравнивать Таджикистан со Швейцарией: и горы такие же, и экология, и красоты туристические. Сравнения эти должны были доказать, что мы нисколько не хуже швейцарцев и, соответственно, должны жить так же хорошо! Но в своих сравнениях он забывал главное – швейцарцев здесь не хватает! Так и с английским языком: даже если мы все вдруг заговорим по- английски – у нас ничего не изменится. Не появятся новые ГЭС, заводы, аэропорты, не забелеют заброшенные поля тонковолокнистым хлопком…

В то же время ухудшение знания русского языка резко снижает наши возможности. Начнём с того, что полтора миллиона наших мигрантов, не обременённые знанием языка Пушкина и Толстого, не могут заполнить таможенную декларацию, договор о работе, разобраться с документами на зарплату. Кому от этого лучше? Большинство жителей нашей страны понимает, что хуже будет только им самим. Не потому ли классы в нескольких оставшихся русскоязычных школах в Таджикистане давно надо строить с резиновыми стенами: их наполненность учащимися превышает все нормы и это притом, что собственно русских в них часто нет вообще!

Историческая реальность такова, что мы уже добрые сто пятьдесят лет живём в русскоязычном мире. После обретения независимости у нас появилась возможность возвратиться в мир персоязычный – это тоже нужно. Только давайте не будем терять приобретённого и так нам сейчас  нужного места в русскоязычном мире! Мудрость таджикского народа позволяет не следовать  печальной поговорке: «что имеем – не храним, потерявши – плачем!» Только в этом случае мы сможем сказать, что стали богаче, а иначе окажемся на обочине прогресса.