Быстрое и массированное проникновение Китая в экономику Таджикистана — относительно новое явление. По словам главы Торгово-промышленной палаты Таджикистана, китайско-таджикский товарооборот увеличился за 10 лет в 60 раз и составил более 2 млрд. долларов. Китай, принимая все более активное участие в развитии экономики Таджикистана, делает это исходя, прежде всего, из собственных экономических и политических задач. Таджикистан, в конечном счете, может превратиться в экономический придаток Синцзян-Уйгурского автономного района КНР.
Быстрое и массированное проникновение Китая в экономику Таджикистана представляет собой относительно новое явление. Между тем географическая близость, наличие общей границы и, в целом, растущая экономическая заинтересованность Пекина в развитии связей с центрально-азиатским регионом делают неизбежным усиление взаимодействия двух стран.
В последние годы Китай неоднократно предоставлял Таджикистану льготные кредиты на дорожное строительство, включая тоннели и мосты. Их сумма на сегодняшний день достигла 720 млн. долларов. Приоритетом китайского транспортного строительства на сегодняшний день является развитие автомобильного коридора, который должен связать основные таджикские города с дорожной системой северо-западного Китая.
Несбалансированность торговли с КНР, преобладание китайского импорта над таджикским экспортом в последние годы усилились. Согласно официальным данным Таджикистана, в 2013 году товарооборот между двумя странами составил 682 млн. долларов, что на 1,9% больше чем в 2012 г.; на долю импорта из Китая пришлось 596 млн. долларов, тогда как таджикский экспорт в Поднебесную составил лишь 86,3 млн.
Таким образом, становится понятно, что развитие торговых отношений Китая и Таджикистана происходит, в первую очередь, в интересах Поднебесной. При этом, реконструируя дорожную сеть Таджикистана, Китай, по сути, формирует каналы поставки собственной продукции в республику. Не оправдываются надежды Душанбе и на рост числа рабочих мест в национальной экономике, поскольку для строительства объектов транспортной инфраструктуры китайские компании привлекают собственных специалистов, которые в последующем часто оседают в республике.
В то время как среди населения усиливаются антикитайские настроения, растет недовольство расширяющейся китайской миграцией, что находит отражение в декларациях оппозиции, на уровне властных элит сформировалось мощное китайское лобби.
Таким образом, Китай принимает все более активное участие в развитии экономики Таджикистана, однако делает это исходя, прежде всего, из собственных экономических и политических задач. Таджикистан, в конечном счете, может превратиться в экономический придаток СУАР, и это будет иметь негативные последствия для экономической самостоятельности и политической независимости страны. Во-первых, в результате постоянно наращиваемого в последние годы объема китайских кредитов республика уже превратилась в хронического должника Пекина. Как отмечают эксперты, на Таджикистан приходится 2/3 всех льготных кредитов, предоставляемых КНР странам Центральной Азии. По официальным данным, долг Китаю с 2010 по 2013 гг. в среднем увеличивался на 375 млн. долларов в год и уже к 2013 г. достиг 978,5 млн. долл., что составило 41% всего внешнего долга республики. (На 1 апреля 2013 г. размер совокупного внешнего долга РТ достиг 2 млрд. 125,7 млн. долларов).
Возросшая экономическая зависимость Таджикистана от Поднебесной не только открывает последней доступ к природным ресурсам республики, но и становится инструментом политического давления. Стоит вспомнить, что в начале 2011 г. парламент страны ратифицировал протокол о демаркации границы с КНР, который узаконил передачу Китаю 1,1 тыс. кв. км спорных территорий.