Идеологический кризис

Яркий пример того, как до сих пор неясно- то ли власти придерживаются советской идеологии, то ли уже что-то другое приняли. Подобное неоднозначное поведение подрывает всякое доверие

В стране уже давно назревает идеологический кризис. В то время, когда человек — существо верующее и даже самый отъявленный атеист ВЕРИТ (!), что произошел от обезьян, а остальные в своё божественное сотворение, наше государство продолжает давить на это чувство. За 70 лет религиозного вакуума советская власть не смогла искоренить веру в сердцах своих граждан, хотя и пыталась дать в замен что-то другое. Да, идеология коммунизма была уродливой попыткой компенсировать душевную пустоту, которая порождала в сердцах «красных» патриотов, но она всё же была. Её наличие уже давало многим, незнакомым с религией людям ощущение чего-то высшего, более совершенного порядка. Идолы советской эпохи — Маркс, Энгельс, Ленин, а потом и Сталин, исполняли роли неких пророков и мессий, за которыми пытались слепо следовать массы. Естественно, это не могло длиться вечно и ложь раскрылась, «пророки» оказались на самом деле обычными террористами, а приверженцы идеологии, в лучшем случае — обманутыми простаками, а в худшем — изменниками и преступниками. Система развалилась, а вместе с ней канула в лету и ее уродливая идеология, которая была призвана заменить в сердцах людей веру.

Яркий пример того, как до сих пор неясно- то ли власти придерживаются советской идеологии, то ли уже что-то другое приняли. Подобное неоднозначное поведение подрывает всякое доверие
Яркий пример того, как до сих пор неясно — то ли власти придерживаются советской идеологии и продолжают ценить ее, то ли уже что-то другое приняли. Молодежь в растерянности мечется между воспоминаниями о советском прошлом и антисоветскими планами на будущее, от чего оно всё более мрачнеет. Подобное неоднозначное поведение подрывает всякое доверие

Новая власть скоропалительно начала ругать прежнюю идеологию и утверждать, что встаёт на путь демократии, сама толком не понимая, что именно это значит. Прошло вот уже более 20 лет, как строится в нашей стране некое подобие демократии, громогласно декларируются права человека. При этом складывается такое ощущение, что авторы этих речей и те, кто их произносит, сами толком не понимают, что говорят, о чем говорят и ради чего. Просто декларируют слепо заученные фразы как какой-то попугай Кеша. Власть сама до сих пор не понимает какой именно идеи придерживаться. Вроде бы она уже заявила о приверженности идеям демократии и свободы, но старые коммунистические привычки чуть что «отослать на Гулаг» дают о себе знать и не отпускают их ограниченные умы. С одной стороны, как бы «западло» слово своё нарушать, но с другой нет ни малейшего представления как именно его сдержать, да еще и самолюбие своё потешить и инстинкты, оставшиеся от «красного» периода. Жажда крови не отпускает.

Тем временем, сердца людей не могут пустовать слишком долго. Вера, как я уже говорил, есть неотчуждаемое, неотделимое ее свойство. Человек не может без веры. Кто-то верит в Бога и что именно Он сотворил его, кто верит словам какого-то Чарли, принимая на веру его гипотезы «о происхождении видов». И в том, и в другом случае в сердце человека живет вера.

Сегодня власти, вспомнив своё прошлое, снова начали репрессии на верующих людей. Причем эти попытки насильно лишить своих граждан веры в Бога начались не сегодня и не вчера, однако должного эффекта на дают. И вряд ли дадут, потому что лишить то человека веры пытаются, но вот дать что-то взамен не могут, потому что сами того не имеют. Если коммунисты путем террора, массовых убийств, ссылок и прочих нелицеприятных действий, нагоняя на людей смертельный страх пытались искоренить религию Бога, а на ее место насильно вставить свою идеологию, то сегодня делается только первая часть этого процесса, потому что второй не существует и вовсе. Власть сама не знает во что именно ей следует уверовать — то ли в прозападную идеологию прав человека, но в этом случае ей придется дать своему народу свободу и в итоге лишиться своей власти, поскольку её уже никто не изберет, либо же ограничить права своих граждан, но при этом прослыть «фраером», не умеющим сдержать своего слова.

В итоге складывается цепочка событий и явлений, которая играет во вред самой же власти. Она пытается бороться с проявлениями экстремизма и идет на репрессии верующих в надежде, что под ее гнетом и страхом наказания люди станут меньше верить. Однако вывод этот весьма поверхностный и крайне глупый, поскольку от давления на свою веру человек не перестает верить и даже наоборот — его гонимая идеология кажется еще более привлекательной, чем прежде, а те, кто устраивают эти самые гонения, представляются настоящими врагами и неверующими. Неважно какова цель борьбы, главное, что в результате население, которое еще вчера относилось к властям в худшем случае индифферентно, сегодня видит в его облике врага.

Любой здравомыслящий человек понимает, что как и советские гонения с их попытками «всучить» непотребную идеологию не привело ни к чему хорошему, так и сегодняшние попытки «очистить» мозги верующих не дадут положительного эффекта. Тогда как обратный эффект уже есть — сегодня в рядах террористических организаций оказываются уже не просто безработные и неграмотные граждане нашей страны, которые воюют, не столько ради идеи, сколько ради денег, но и высокопоставленные чиновники, примкнувшие к тем, кого власти сегодня называют «террористами».

При таком раскладе в стране назревает полномасштабный идеологический кризис, причиной которого становится кризис идентичности правительства, которая никак не может толком решить какой именно идеологии она придерживается — прогнившей советской, которая в итоге привела к распаду государства, либо свободной прозападной, которая выдерживает вот уже более 200 лет, но при этом придется попытаться выйти из под российского влияния, что может оказаться весьма болезненным для нынешней властной элиты, зависимой от политического влияния Москвы.

В такой ситуации искусственного создания идеологического кризиса вновь страдает молодежь. С одной стороны ей отрезают путь к официальной духовной идеологии, всячески запрещая ходить в мечети — официальные религиозные организации, а с другой наказывают за получение неофициальной, при этом во втором случае молодой человек — юноша или девушка — страдает вдвойне: от рук собственного правительства, которое создает в его/её уме идейный вакуум и от рук недобросовестных вербовщиков, которые пользуются этим вакуумом и наполняют его экстремистскими идеями, за которое снова молодой человек подвергается наказанию со стороны государства.

Одним из выходов из этой ситуации является четкое и ясное признание прав человека. Хватит уже метаться из стороны в сторону — как женщины может либо быть беременной, либо не быть беременной и не бывает, что она лишь «чуть-чуть беременная», так и государство — либо придерживается идей прав человека и является демократией, либо не придерживается. Среднего не дано! Признание свободы всех и каждого — путь, который приведет к сглаживанию всех острых идеологических углов и даже наиболее экстремистки настроенные лица поймут, что если сейчас они сражаются за свободу беспрепятственно верить и исполнять свои религиозные обязанности, то при наличии такой свободы воевать не за что! Как советская система рухнула, потому что иссяк ее идеологический аппарат и уже не за что было биться на стройках, так и экстремизм рухнет, поскольку рухнет сама необходимость в ней.

А пока … пока что государство само делает из своих граждан экстремистов, потому что даже самые терпеливые люди от постоянного давления и диктатуры теряют самообладание. Раз уж действующего полковника милиции, который боролся с террористами и экстремистами, сбривая бороды мужчинам и снимая с женщин платки, довели до того, что он перешел на сторону экстремистских организаций, то до чего можно довести обычных граждан и гадать не стоит. Полковник-то еще мог, пользуясь своим чиновничьим статусом, отгородить себя от репрессий и не брать в руки оружие, но у обычных людей, чья чаша терпения переполняется с каждым днем, не остается другого выхода.

Единственным правильным выходом из этой ситуации я вижу мирное и спокойное признание прав и свобод каждого, в том числе и права на свободу совести, чтобы ни один верующий человек не ощутил себя обделенным, ограниченным, униженным, раздавленным, а наоборот благодарил Бога, что он живет в свободной стране, где спокойно может отправлять свои ритуалы, следовать повелениям своего Господа, а не оглядываться в страхе, боясь встретить не бандитов и грабителей, а очередного «защитника порядка», который докопается до него и попытается лишить самого дорогого, что у есть него — права верить!

Rustam Gulov
Автор Rustam Gulov 545 Articles
Блоггер, гражданский активист, медиа-тренер и консультант, основатель Блогпортала "Блогистон"

Оставьте первый комментарий

Напишите свой комментарий