«Бесплатный сыр… »

Безымянный

В прошлом году, в след за Россией и другими постсоветскими странами, в Кыргызстане началась кампания по ужесточению государственного контроля за деятельностью неправительственных организаций (НПО) в республике. Принятие закона о деятельности НПО вызвало бурную реакцию в как внутри общества, так и на Западе.
Со стороны может показаться, что возмущение всевозможных правозащитников по поводу ограничению очередных свобод заслуживает всенародной поддержки, но при внимательном рассмотрении проблемы становится понятно, что ситуация намного сложнее чем кажется.
Естественно, что НКО, заявляя о своей деятельности, используют самые благовидные цели, начиная от помощи малоимущим, заканчивая развитием настоящих высших ценностей — гражданского общества и демократии. При этом, многие организации, по мере своих сил, действительно занимаются гуманитарной и просветительской деятельностью. Но эта позитивная роль НПО в развитии нашего общества не отменяет тот факт, что иногда за красивой ширмой прячется очень подлая суть. В современной истории существует множество примеров, когда НПО, вместо созидательной деятельности, в лучшем случае, занимались шпионажем в пользу страны-спонсора, а в худшем — вели подрывную деятельность против государственности страны пребывания.
Что уж говорить о банальном воровстве — кто в Таджикистане видел, как миллионы долларов, поступающие в неправительственные организации, тратятся на людей, которые и в самом деле нуждаются в финансовой помощи? Никогда этого не было! Быстрее можно найти случаи прямой продажи и спекуляции теми лекарствами, которые поступают в страну в виде безвозмездной помощи из той же Европы, чем пару долларов или евро, переданных на содержание детей в нуждающихся семьях.
Закон же, определяющий деятельность таких организаций, направлен не на их закрытие, а предназначен сделать деятельность НКО более прозрачной, заставить эти организации отчитываться на что же в действительности они тратят средства. Против таких мер могут возражать только те «общественники» кто «не чист на руку», а тем, кто действительно «играет честно» — бояться нечего.
Опасность, которую несет в себе бесконтрольная «гуманитарная деятельность» НПО хорошо видна на примере «мирового поборника демократии» — США. Устраивая истерию по поводу реакции властей того же Кыргызстана на деятельность НПО, госдеп почему-то не любит вспоминать, что американский закон об их деятельности разработан, принят и действует в США еще с 1938 года! При чем, если в молодых демократиях постсоветского пространства деятельность НПО проверяет прокуратура, то в США этим занимается спецслужба в виде Контрразведывательного подразделения по борьбе со шпионажем Министерства юстиции. То есть деятельность политических НПО заранее определена как представляющая прямую угрозу государственному устройству. Выходит, признавая их не просто вредными, а смертельно опасными, и уничтожая на корню у себя в стране, США в других странах всячески защищает деятельность НПО и охотно спонсирует их.
Не пора ли и нашему правительству вспомнить поговорку, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке» и без оглядки на госдепартамент США озаботиться внутренней безопасностью страны, обеспечить спокойное, поступательное развитие республики с теми кто искренне желает помочь, но без тайных «помощников».

4 Комментарии

  1. Каков «агент» если финансы иностранные?

    За 20 лет независимости на территории бывшего СССР «буйным цветом» расцвело множество западным некомерческих и неправительственных организаций. Череда цветных революций красочно проиллюстрировала всю суть таких «распространителей демократии», а многие правительства все же осознали пагубность таких «помощников» и начали борьбу с их бесконтрольной деятельность. В законодательствах ряда стран лица или организации, занимающиеся внутриполитической деятельностью по поручению иностранного государства назвали иностранными агентами, а на их деятельность наложили ограничения.
    Вот пример деятельности всего лишь одного такого иностранного агента в нашей стране. Национальный Фонд Поддержки Демократии (National Endowment for Democracy — NED) расположен в Вашингтоне. В Таджикистане он ежегодно спонсирует такое известное информационной агентство как Asia-Plus («Азия-Плюс») и десяток других правозащитных и организаций информационной сферы. Целями перечисления немалых средств (от 25 до 65 тысяч долларов в год) заявлены эфемерное — развитие «свободы слова», «гражданского общества» и других благ демократии. Об этом совершенно свободно написано на их сайте, но только на английском языке — видимо русскоязычной части населения планеты об этом знать не обязательно.
    Особое внимание заокеанские «доброжелатели» обращают на информационную сферу нашей республики. Но это-то и понятно, в современном мире информация давно уже стала оружием. Какова вероятность того, что «безвозмездно» помогая сегодня, завтра они попросят об услуге за их «искреннюю» заботу?
    Если реалистично ответить на этот вопрос, то становится очевидно, что Таджикистан нуждается в законе о деятельности некомерческих и неправительственных организаций с ограничениями в отношении тех из них, которые спонсируются из-за границы.

    • 99% НПО Таджикистана возглавляют одни Узбеки, Памирцы и Худжанцы. ЗАПАД знает с кем работать, чтобы получит пользу для себя

      • занятная «статистика». Пахнет местничеством.
        интересно, а кто мешает вам работать?
        или вы продвигаете интересы путина?

  2. 1. Закон США об иностранных агентах направлен не на НПО, а филиалы иностранных организаций и компаний внутри страны. Грамотный человек сразу почувствует разницу, в отличие от паникеров.
    2. Не забывайте о том факте, что само Правительство Республики Таджикистан в лице различных министерств и ведомств, в том числе Министерство образования и науки, получает гранты зарубежных организаций, в том числе из США. Вы самого президента и министра образования хотите назвать иностранными агентами???
    3. О растрате и нецеловом использовании грантов и гуманитарной помощи — за все эти годы еще ни одна устроенная минюстом, налоговой и прочими ведомствами проверка не выявляла подобных нарушений, чего не скажешь о тех грантах и гуманитарках, которые получало правительство. Так что, опять клевета. Но я не отрицаю, что такие факты могли иметь место — не все НПО чисты на руку и не все НПОшники чисты совестью. Как, впрочем, и чиновники, журналисты, да и любые другие категории граждан. Тут уже не стоит проблемы отдельных вороватых личностей переносить на весь сектор. Вы же не можете сказать, что ВСЕ чиновники — коррупционеры! Среди них есть отдельные не чистые на руку, но не все! То же самое и среди НПО.
    4. Что касается паники НПО по поводу ужесточений закона, то оно понятно — ограничения не налагаются разом, а лишь постепенно, маленькими шагами. Дело ведь в том, что уже при существующих нормах соответствующие ведомства могут спокойно запросить необходимую им информацию о деятельности организации и получить ее. Зачем же еще придумывать, чтобы в Минюст сдавали финотчеты? В минюсте попросту с ней делать ничего не смогут — там нет специалистов в области финансов, а скажем, налоговая, и так обладает этой информацией. Зачем же заставлять еще НПО дублировать свои отчеты? Всё очень просто — усложнение бюрократических механизмов с целью ухудшения эффективности работы организаций.

    Поэтому, прежде чем обвинять сектор, в котором работают как минимум 100000 специалистов, в шпионаже, вам самому хотя бы часок другой нужно поработать в нем, чтобы понять суть работы.

Напишите свой комментарий